Знакомства мадонна танечка россия вологда

Book: Странствие бездомных

знакомства мадонна танечка россия вологда

гах, которые живут и работают в разных городах России и мира. 33 в самом деле чений Зайцева и Игнатьева, более близкое знакомство с ними выявило существенное то ли в Вологодской, то ли в Архангельской губернии. Я его храню Пермь, «Дорогой Танечке Пирожковой, талантли вому. Октябрьская революция пришла на юг Российской империи в огне и буре Сразу же пронюхав, что я влюблен в Танечку, начинает деятельно и О, какой длинный путь они совершили: из Москвы, из Вологды, из Вятки, к югу. Там у него были таинственные знакомства, сохранившиеся с того. Заголовок сообщения: Re: НОВОСТИ российского шоу-бизнеса Меня выслали из Москвы к тетке, директору школы в Вологодской области, на исправление. Аристарх больше не встречается с любимой Танечкой. Они Жанна Фриске: Я не против секса в первый день знакомства.

Как выяснилось потом, это были курсистки, приговоренные по народовольческому делу и отбывавшие трехлетнее заключение в этой тюрьме. Единственным моим желанием было удержаться в Питере, не быть высланной. В ожидании я налегла на книги, стараясь побольше успеть, пока есть возможность, и дни пролетали. На четвертом месяце меня освободили до решения… Как я неслась по улице, точно после смерти воскресла! Любу вызвали в Департамент полиции и объявили, что она высылается по месту жительства в Томск на три года.

Люба идет на прием к начальнику Департамента полиции г-ну Дурново. Протест юной революционерки отклоняется. Часть беседы с г-ном Дурново мама передала дословно. Для начальника Департамента полиции Россия — это государство, держава, а для моей матери Россия — страна, где простой народ бесправен и бедствует.

Однако вопрос решился не в споре защитницы обездоленных с главным полицейским страны, а по русскому привычному ходу — через знакомство. И на более высоком уровне. Ссылку заменили месяцем тюрьмы. Окончательно решилось, кто враги, кто — друзья. Враги — полиция, жандармерия, самодержавие; друзья — те, кто хочет изменить государственный строй, дать всем равные права, покончить с несправедливостью.

В друзьях были защитники народа — народовольцы и социал-демократы. Первые были дороги с ранних романтических мечтаний о свободе и равноправии, вторые ценились за более правильный и быстрый, как думалось, путь к достижению цели. Служить ей Любовь Николаевна будет бескорыстно и беззаветно.

Вышла Люба на волю 20 января года, крещенские морозы еще не ослабели и весело напоминали об угрозах г-на Дурново. С ней происходило нечто необычное, какое-то буйное кипение духа.

Такое же она испытывала в юности, в гимназические годы, после чтения запрещенных книг, после знакомства со ссыльными народовольцами. Молодое горение, смелость, решимость — всё это передает снимок, сделанный после освобождения в фотографии Бореля на Невском о нем я уже говорила в первой главе. Зимой го — прилив сил и энергии. Мама добивается восстановления на курсах, быстро восполняет пропущенное, напрашивается на лишнее дежурство рядом с акушеркой, принимающей роды.

На курсах в тот год мама познакомилась с Варенькой Кожевниковой. Дружба с Варварой Федоровной сохранилась на многие годы. Девушки были едины во взглядах на жизнь, но расходились в политических убеждениях: Варя тяготела к народовольцам, Люба все более сближалась с марксистами. Она, тоже сибирячка, приехала в Питер из Тюмени.

Девушки поселились вместе, сняв комнату у двух старушек — вдовы коллежского советника и ее сестры. Хозяйки большого старого дома жили тем, что сдавали комнаты студентам. Они немного колебались, решая, удобно ли селить девиц под одну крышу с молодыми людьми, но барышни очень им понравились, и дело решилось.

Леонид Борткевич опять женился!

Старый дом был наполнен ветхой мебелью, коридоры заставлены шкафами и сундуками, на которые натыкались в темноте. Старушки никому не мешали, отъединившись от молодежи на своей половине. Квартиранты экономили свои скудные средства и селились тесно — хозяйки сдали еще одну комнату трем курсисткам. Хозяйничали девицы в складчину, готовили, правда, редко — больше пробавлялись чаем и ситным с маслом или с колбасой.

На чаек к самовару приходили гости с сушками и баранками. Это были соседи — студенты-медики, товарки Вари по Рождественским фельдшерским курсам.

Все это была радикально настроенная молодежь, готовая лечить, просвещать, добиваться улучшения жизни народа. Любовь Николаевна всё более сближалась с молодыми социал-демократами, последователями учения Маркса. В маминой рукописи живые, яркие эпизоды встречаются нечасто — я стараюсь приводить их возможно полнее. Верю, придет время, когда внимательный и объективно мыслящий историк разберется в корнях, путях и поворотах революционного движения в России. Не мне рассуждать на эти темы, но над мамиными страницами невольно возникают мысли о некотором сходстве России тех далеких лет и наших х годов.

Казалось бы, прошло сто лет, два разных государства, два строя — что может быть общего? Революции, перевороты, изменение строя, а страна и народ все так же не устроены, и люди не могут жить достойной, обеспеченной трудом и законом жизнью. Нет, несколько шагов по пути цивилизации и просвещения Россия все же сделала. Сделала, преодолевая немалые препятствия — бедность, репрессии, идеологические тиски. Но из того малого, чего удалось достичь, менее всего получило крестьянство.

Российские крестьяне — вот над чьей судьбой можно заплакать!

знакомства мадонна танечка россия вологда

Одна крепостная неволя, господская, сменилась другой — колхозной. Что получили в году — клочок земли, с которого не прокормишь семью, то имеют и сейчас — приусадебный участок, единственное реальное обеспечение в этой жизни без денег. Но они помнят генетическикак получили землю после Октября го, как работали, поднимались и какая ждала их расплата: Большевики разоряли, уничтожали крестьянство, не задумываясь над тем, что губят кормильцев страны, что засыпают песком забвения российские истоки и родники.

Конечно, за этот век что-то в деревне изменилось, затронула ее цивилизация: Пришло в деревню и просвещение: Какое поле деятельности для просветителя! Обидно только, что просвещению никак не пробиться к людям — сначала оно было утеснено агитацией и пропагандой, а потом его начала вытеснять шоу-поп-чепуха.

Да и просветителей почти не осталось — их вытеснили дельцы от культуры.

Kms Prv33t2018

Наставники и воспитанники Вернемся в Россию года, в старый дом в Петербурге, где собираются молодые народолюбцы — народники и марксисты, жаждущие просвещать простой народ и добиваться для него лучшей жизни. В этом доме можно было не опасаться подслушивания — старушки были скромные. А если бы и услышали что случайно, то ничего бы не поняли.

Однажды на мою просьбу одолжить почтовую марку старшая сказала: Возобновилось знакомство с технологами. Нового знакомого звали Степаном Ивановичем Радченко. Он был из Малороссии. Спокойный, строгий, надежный, привлекательный — таково было первое впечатление. Вьющиеся каштановые волосы, серые глаза — он вызывал симпатию, но его строгость, даже суровость смущали.

Степан Радченко начал заниматься с девушками, включил их в студенческий кружок — это был для Любы уже третий толкователь труда Маркса.

Пожалуй, его пояснения были самыми доступными. Люба поначалу побаивалась нового руководителя и не решалась спрашивать, но начала привыкать — за его внешней суровостью скрывалась мягкая доброта. Степан Иванович вел занятия в кружке рабочих. Люба мечтала о такой работе и ждала, когда ее сочтут достаточно подготовленной. Люба, проэкзаменованная своим руководителем, получает кружок. Ей предстояло вести занятия с начинающими по общим предметам и подготавливать кружковцев к участию в рабочем движении.

Кроме Гавриловой в кружке занимались еще один рабочий и три юные девушки — сироты из Воспитательного дома. Они только собирались поступать на фабрику. В общении с ними она узнавала о жизни простого городского люда и понимала, как сильно идеализировали социал-демократы тех, кому предназначали ведущую роль в революции. Одна Анна Егоровна выделялась развитием и пониманием того, что жизнь фабричных недопустимо принижена. Но чем ближе знакомились молодые революционеры — будь то народовольцы или социал-демократы — с народом, тем горячее было их желание просвещать, развивать и помогать.

Дружбе Любы с Варенькой предстояло пройти не одно испытание. Первым была помощь голодающим крестьянам. Девяносто второй год был засушливым и неурожайным, следующей весной многие остались без семян для посева, голод захватил около двадцати губерний. Помощь голодающим оказывало государство, богатые благотворители. В непосредственной работе по деревням — организации столовых, медицинских пунктов, питания для детей — участвовала молодежь.

Но совсем неожиданно для них Люба ехать отказалась. Дело в том, что социал-демократы, к которым она себя уже причислила, заняли другую позицию: Народники толковали эту позицию так: Вероятно, это несколько упрощенное изложение позиции эсдеков, но все же отказ в помощи был безжалостным.

Кстати, в обосновании этой позиции проявил настойчивость молодой В. Ульянов, недавно вошедший в среду питерских народолюбцев о его появлении в Петербурге чуть позже. Сибиряки крепко рассердились на маму, и она получила резкую отповедь от своих товарищей.

Огорчилась, но все же в деревню не поехала. Это чуть не привело к разрыву с Варей. Возможно, он произошел бы, но близкое знакомство с деревней несколько поколебало убеждения Вари. Варя вернулась в Питер удрученная. Она начинала понимать, что ждать поддержки в революционном движении от крестьян наивно.

Они не пойдут против самодержавия. Покорные и терпеливые, они верят в царя-батюшку, все зло видят в министрах, вот и теперь, в голод, говорят: Деревня темна, суеверна, мужики ничего не хотят, кроме одного — прибавки земли, чтобы хватало прокормиться. И подруги снова ищут вместе с беспокойной молодежью путь к спасению народа.

Руководил им Юлий Осипович Цедербаум. Он только что вышел из Дома предварительного заключения, то есть пострадал за свои убеждения, и этим особенно импонировал. Был он связан с Международным политическим Красным Крестом, рассказывал нам о жизни революционеров, о тюрьмах, арестах. Группа Цедербаума занималась изданием нелегальной литературы на гектографе.

Печатали речи западных социалистов, портреты русских революционеров, карикатуры на государственных деятелей. Так мама познакомилась с будущим лидером меньшевиков — Мартовым. Опасную продукцию барышни сложили на одном из шкафов в коридоре между пыльными коробками.

Старые чиновницы сюда и не заглядывали, но, как на грех, одной из них понадобилось достать что-то именно с этого шкафа. Хорошо, Люба оказалась дома. Она услыхала возню в коридоре, вызвалась помочь и объяснила, что они положили на шкаф свои лекции, купленные для занятий. Занятия Любы с рабочими продолжались.

Еще одно испытание дружбы на прочность ожидало девушек, и было оно серьезнее первого. Обет безбрачия Мама вспоминает с улыбкой: Прелестные девушки притягивали молодых народолюбцев, как свет — мотыльков, а одержимость подруг революционными идеями еще прибавляла им привлекательности.

знакомства мадонна танечка россия вологда

Обе были хороши — тонкая, нежная Варенька и живая, как огонь, Люба. И если Вареньку я могу представить только по фотографиям и рассказам мамы, то молоденькую Любу вижу через облик Любови Николаевны позднейших лет. Отсветы ее обаяния были ощутимы еще долго, и я сама наблюдала воздействие их на окружающих. Обаяние, очарование, прелесть — свойства таинственные, не поддающиеся определению. Но если вдуматься в корни этих слов, понятно, что речь идет о тайной силе, излучаемой человеком, силе притягивающей, обнимающей.

Может, это даже больше, чем красота. У мамы не было правильных, точеных черт — нос широковат, рот большой.

Славянский очерк лица, округленный, мягкий. Кипучая жизненная сила, унаследованная от отца, чувствовалась в ней долго — можно представить, каков был ее молодой темперамент.

В ней как-то удивительно сочетались смелая, горячая дева-воительница — и доверчивое дитя, непосредственное и наивное; грубоватая резкость — и ласковая доброта; задиристая насмешливость — и бережная уважительность; мужская решимость — и женская лукавая повадка. Вся ее натура была в постоянном движении: Всё это сверкание походило на искристое кипение шампанского в бокале.

Определялось это, конечно, более всего самой природой. Не удивительно, что возникали у них между собой разговоры о любви и браке. Обе были строги и вынесли суровый приговор. Так, без клятв и излишнего драматизма, был произнесен ими перед лицом друг друга как бы обет безбрачия.

Степан Иванович, доброжелательный и внимательный к обеим, через некоторое время стал обнаруживать особую симпатию к Любе. И хоть он и пытался это скрывать, скрыть было невозможно.

Но, может, я ошибаюсь. Но всё это было второстепенным. Главное — он был хорош, привлекателен, в нем было много мягкого обаяния, свойственного малороссам. Одним словом, устоять перед его чувством было трудно, и Варенька беспокоилась не зря. Степан Иванович постепенно вводил Любу в круг своих друзей. Познакомил ее с милой барышней, которая вела вечерние классы для рабочих в школе за Нарвской заставой.

Надежда Константиновна жила вдвоем с матерью, которая разделяла ее интересы. Знакомство перешло в дружбу, которая длилась много лет, и теплые отношения между Н. Надина познакомила Любу с Александрой Михайловной Калмыковой, которая также учительствовала в вечерних классах для рабочих. Книжный склад Калмыковой на Литейном проспекте был хорошо известен всем, кто занимался самообразованием и просветительской деятельностью: Через Калмыкову состоялось знакомство с членами двух ученых обществ — Вольно-экономического и Исторического — П.

Они охотно звали молодежь на заседания, куда можно было прийти только по приглашению. Свечение любви трудно скрыть от окружающих. На Любу и Степана Ивановича уже поглядывали с любопытством, ожидая, чем это кончится.

знакомства мадонна танечка россия вологда

Девочка, -- какая я фея Сирени? Спасибо, конечно, с этой феей связано одно из самых сильных детских впечатлений. Первый мой театр - Большой, "Снегурочка". Весна -- Давыдова и Дома в Клину я очень подробно всё рассказала, и взрослые удивлялись: Они не понимали, что я не поняла. Почему Берендей не огорчился, когда растаяла Снегурочка. Почему "печальная Снегурочки кончина и страшная погибель Мизгиря тревожить нас не могут".

знакомства мадонна танечка россия вологда

Он мне показался очень жестоким -- этот Берендей, а вначале так понравился и так пел. И долго ещё меня передёргивало от этих слов -- как можно быть спокойным, -- люди погибли, и до сих пор не по. А "Спящая" -- может быть, и не первый балет, что я увидела, но первое очень сильное впечатление. И что же мне понравилось? Как улетает на качелях из сирени фея Сирени -- была в Киеве очаровательная женщина Лидия Герасимчук, лицо -- ангельское, до сих пор фея Сирени у меня.

Она умерла 36 лет от родов. Была я тогда уже студенткой, с тех пор на "Спящую" не ходила.

  • Book: Рассказы и сказки
  • Леонид Борткевич опять женился!
  • Русская невеста Эдриана Броуди шокировала Каннский фестиваль прозрачным платьем

Ушли давно мои Авроры, а главное -- черноглазая фея Сирени Мне кажется, что ты приписываешь мне качества, поступки и мысли, которых у меня.

О женщинах в нашей палате что тебе скажу: Она совсем простая, конечно, но у неё нет самодовольства, и она слушала тебя и верила. И твоё мнение о музыке, о стихах было для неё важно. О моей соседке справа сказать ничего не могу, это с ней ты объединилась в борьбе за педагогическое наследие В. А мне стало скучно, когда она сказала, что педагогика -- н а у к а и что она в школе работает 10 лет.

На твоей первой клопиной кровати лежала подолгу женщина из Волгограда. Бледная, с каким-то болезненным лицом. Волгоград не слишком сыто кормится. Но в ней не было обозлённости, с которой некоторые волгоградцы говорят с сытыми киевлянами я зимой там. Она какая-то бледная и кроткая Здравствуй, девочка, перебирала письма и нашла программу "Спящей", письмо Юрия Львовича, к сожалению, второе, в институт, где он вспоминает о нашем приглашении двухлетней давности речь идет о Ю.

Давыдове -- племяннике П. В послевоенные годы родич композитора работал в Клину. Спасибо тебе, родная, за моё ожившее вдруг прошлое. Господи, как давно, как светло это. Из "Письма к заложнику" Экзюпери Я думала, что у меня такого друга не. И вдруг --. И хоть ты не предъявляешь прав на мою дружбу, -- "друг мой, ты нужен мне, как горная вершина, на которой дышится так легко". А для Вась и Трушиных тоже из Экзюпери и для дяди - поклонника Виссарионыча: Жизнь творит порядок, но порядок жизни не творит", -- правда, хорошо?

Ты где-то спрашивала о моём классе. Мой класс -- девятый. Девочки недалеко ушли от купеческого сословия пары четыре золотых серёг у меня в классе естьно к настоящей интеллигентности ещё не пришли.

Очень яркая личность Элька Елишевич, хочет быть учительницей -- я тебе о ней писала. Легко плачет, её не понимают братья-учителя, считают невоспитанной, нахальной и. Противно учить ребёнка осмотрительности, но приходится.

Марина Штанько тоже мечтает о литературе -- огромные глаза, высокий лоб, тихий голос, язва желудка и очень низкое давление. В 6 классе она сказала своей нынешней подруге: Сыр-бор разгорелся, девицы потребовали разговора по душам, что тут объяснишь? Нельзя говорить -- примитивно мыслишь -- или нельзя обижаться, когда тебе это говорят? Девочки у меня есть ещё интересные, есть и безликие -- мало, Увидеть и их непохожесть. Мальчики -- в этом классе мне с ними сложнее. Не мушкетёры, не рыцари, не грубияны.

Я писала о нём. Стихи писал о кусочке голубого неба в подснежнике, делает чудные вещи из корней и бьёт бабушку. Вообще, у меня ровные отношения с этими мальчиками, а писем им писать, наверное, не захочется.

Костю в первом классе отец бил ногами во дворе школы; у Володи Иванова, высокого, красивого парня, отец страшно болен, за два года из тоже соответственно высокого и красивого мужчины превратился в обрубок и пьёт, и ругается матом. Игорь Гусак -- весёлый, кокетливый, совсем не глупый. Отец живёт отдельно, об Игоре заботится -- и всё равно какая-то грусть, какая-то ущербность чувствуется.

Витя Ивашура очень болен, желтый, рассудительный Завтра я иду еду в Боярку, к узкоколейке Островского. Пожелай мне счастливого пути. Девочка, ну какой же я волевой человек? Пытаюсь проверить тетради -- не могу -- пишу тебе, надо написать Гейченко и одной знакомой, вдруг объявившейся в Париже, взяла бумагу и начала писать -- кому? Своей Татьяне, которую можно было бы оставить в детстве, да она и сейчас откуда-то из того, прекрасного и светлого мира детей, леса, музыки А тут понимаешь, что это неправда, ничто не проходит; вдруг память выхватывает из прошлого -- далё- кого-далёкого -- июля 76 -- нет, нет из какого-то бесконечного тысячетнего прошлого -- её взгляд, его тепло и доверие обжигает тебя болью: Мы были, девочка, кем мы были друг другу в п р о ш л о й жизни?

Мой светлый ангел, моя душа, моя жизнь и радость, пусть не будет в твоей памяти обо мне никакой боли, никакой грусти, я согласна, чтоб вся боль досталась мне, девочка, милая, прекрасная моя, живи светло.

До встречи, моя голубка, моё солнышко светлое. Ты представляешь меня семь лет тому. И даже не Ленинград -- Михайловское. В году я простилась с человеком, которого очень? Я тебе, наверное, рассказывала, как встретила его ночью на ялтинской набережной по дороге в Старый Крым! Было это в г. Всё остальное я тебе рассказывала, а чувство трудно передать: Потом была любовь со страданиями, я многого по глупости и наивности не понимала, в году мы расстались навсегда, а в я вдруг перед отпуском позвонила в Харьков и сказала, что хочу его видеть.

И приехала, и встретилась с ним -- просто и дружески; и встретилась еще с одним харьковским знакомым он недавно умерзнакомый писал стихи, обыкновенные, был он очень болен астмаглаза трагические, занят был исключительно собой, когда он на прощанье на площади Дзержинского поцеловал мне руку, я завопила: Но всё-таки в Харькове было хорошо. Люблю чужие города и гостиницы за чувство независимости и лёгкости - я не здешняя, не ваша, мне с вами легко, я вас даже, может быть, люблю.

Из Харькова приехала в Орёл, увидела большой самовар на вокзале, уселась возле него, чаю напилась с какой-то там баранкой, отправилась в Мценск. Там на площади стоит Иван Сергеевич с ружьём и собакой и подпись: А над речкой Зушей Стрелецкая слобода, бабки коз пасут, на холме танк стоит.

Все тебя доченькой называют, жизнь светлая, в Спасском-Лутовинове коров в парке видела и мужика славного, а конь под ним в яблоках. Потом была Ясная Поляна, дождь у могилы Толстого, неожиданные заросли крапивы, и хотелось бегать босиком, пасти коров, ходить за плугом.

Ночь в Москве на Ленинградском вокзале приехала поздно и не посмела никому позвонить, а хотелось день побыть в Москве, к утру не выдержала, уехала в Питер.

знакомства мадонна танечка россия вологда

В ленинградском метро -- вдруг странное чувство: Вдруг проснусь -- а это Киев. В году 8 августа в Михайловском я познакомилась с С о с и н с к и м и Гейченко в один день. Какой я была -- трудно сказать. Это были годы увлеченности классом, поклонения Ариадне совершенствулюбви; до этого лета -- -- мне казалось: И всё время было чувство недостойности. Нашла на днях записки тех лет. Тогдашний мой директор вдохновил меня на "перспективный план". Я увлеклась и им директором.